Это один из логотипов Красного матроса. Нажмите сюда мышкой, чтобы посмотреть весь логотипарий
      ТО "КРАСНЫЙ МАТРОС"
 
     
 
     


  Обложка

 

  Об издательстве

 

  Новости

 

  Книги

 

  Книжные серии

 

  Звуки

 

  Мероприятия

 

  Авторы

 

  Где купить

 

  Ссылки

 

  О сайте

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
"Атака заката"
Атака заката

Михаил Медведев. Музыка палиндрома.

Продюссер:
Михаил Сапего

Компьютерное обеспечение:
Петр Каневский, Сергей Куликов

Михаил Медведев: стихи, дизайн.

Авторский сборник, 84 стр., 2001 г.

Тираж: 500 экз.

ISBN 5-7187-1214-7

"Красный Матрос" - книга двадцать девятая



"Мотни финтом"

"Аргентина манит негра". Чем эта фраза отличается от прочих? А тем, что ее можно читать и слева направо, и справа налево. Содержание от этого не изменится. То же самое происходит и с другой, не менее известной фразой "А роза упала на лапу Азора". Уж если роза пристрастилась падать на лапу Азора, то она будет делать это до скончания века! И никто ее не остановит. Между прочим, есть люди, которые специально сочиняют такие вот зеркальные фразы. Их называют палиндромистами.

В последние годы сочинителей зеркальных фраз стало много. И они не просто занимаются переворачиванием слов где-то там, на кухне. Они теперь активно соревнуются и даже выставляют свои зеркальные тексты в Интернете. А вот Михаил Медведев не таков. Он сочиняет палиндромы по старинке. Берет ученическую тетрадь в клеточку и "колдует" в ней.

Успехи налицо. За десять - пятнадцать лет Михаил Медведев насочинял, построил (или даже сконструировал) несколько тысяч палиндромических строк. И этим он не ограничился. Наиболее удачные зеркальные строки он объединил в стихотворения. Получилось невероятно интересно. Питерскому издателю Михаилу Сапего эти тексты приглянулись, и он выпустил их отдельной книгой под четким названием "Атака заката" (2001, издательство "Красный матрос"). У книги есть еще и подзаголовок - "Музыка палиндрома". Это не оговорка, не рекламный манок. Михаил Медведев действительно уверен, что в "визуальной зеркальности" палиндрома возникает какой-то особой поэтический звук. И смысл. Говоря точнее, именно на пересечении звука и смысла и стоит ловить кайф от палиндрома.

Вот как выглядит типичное зеркальное стихотворение Михаила Медведева.

Математики - там и там,
А
Тут -
Мобидики - дыбом.
А ну, прагматик, китам - гарпуна!

Чистейшей воды заумь. Как говорят в народе, без пол-литра не разберешься. И не надо! Михаил Медведев считает, что его дело сочинять, а выбирать лучшие строки (перлы) - это уже дело самого читателя. Короче, кому что понравится. Мне кажется, что отдельные зеркальные строки Михаила Медведева можно использовать в практических целях. Скажем, проходит какой-нибудь философский конгресс. На стенке можно вывесить слоган:

О, Вечность! Сон чево?
Пусть любомудры головы ломают!

Врачам-логопедам для тренировки правильного произношения отдельных букв пригодится вот этот стишок:

Факс сыт, а батискаф
Летел,
Как
К
Скифу суффикс...

В отдельный раздел я бы выделил строки, которые являются "концентратом поэзии". Всего два-три слова, а какие мощные образы получились у Михаила Медведева: "Ольха. Пахло", "О лесе - весело", "И лепет оттепели", "Иго Родины - мины-дороги", "Спи, чипс", "Снег на тангенс", "Гульни же, Бежин луг!"

Конечно, в какой-то момент безумие книги "Атака заката" становится очевидным. Начинаю думать: а не свихнулся ли часом автор? Ответ на этот вопрос Михаил Медведев не скрывает.

"У меня - свой путь (в тупики - путь). Я еду в метро и по обыкновению (после того как сдвинулся на палиндромах) переворачиваю все встречающиеся фразы и слова. Натыкаюсь на надпись: "Места для инвалидов и людей пожилого возраста", переворачиваю "пожилого"... И если потом я узнаю, что кто-то тоже ехал в метро и тоже наткнулся (на "пожилого"), мне, пардон, наплевать. Значит, это элементарно. Но эта фраза у меня уже включена в контекст и сидит, мне кажется, на месте".

И вообще все строки у поэта-палиндромиста Михаила Медведева сидят на своих местах, пуская по сторонам игривые солнечные зайчики:

О корабль-барокко
К рюмахам - юрк...

Михаил КУЗЬМИН
Смена , N7 (22797), 17.01.2001



Михаил Медведев. Атака заката. Музыка палиндрома

Один мой знакомый писатель, тоже в свое время грешивший этой хитрой поэтической формой, однажды мне по секрету признался, что не покончи он вовремя с этим опасным делом, то вязать бы ему сейчас веники на Пряжке или в Скворцова-Степанова.

То есть известная строчка Высоцкого про поэтов, которые пятками ходят по лезвию… и т.д., к поэтам-палиндромистам (или палиндромщикам? не знаю, как правильно) применима на 100%.

Поэтому я склоняю голову перед мужеством этих сильных людей и перед автором этой книжки в частности.

Казалось бы, все дело в уме, в способности видеть строчки в пространстве, чтобы бегать по ним туда и обратно, отбраковывая неправильные слова. Нет, оказывается, не так, не в одном уме дело, нужно еще и то, что люди творческие называют "талант". Без таланта палиндрома не сочинишь, разве что какую-нибудь уродину, вроде "топот" или "кабак".

Скажите, ну разве не гениален такой вот поэтический перевертыш:

"И-и-и!
Моцарта – матрацом!"

Это из маленькой палиндромической поэмки Михаила Медведева "Минор уроним". И ведь вся поэма не просто упражнение в палиндромической технике. Она о музыке. О Моцарте и Сальери. О гении и злодействе, которые даже в палиндроме не совместимы.

А вот отрывок из другого стихотворения-перевертыша:

"Оголи жопу пожилого,
а там окна банкомата,
и
Макаренко в окне – раком:
"Ково, совок?..""

Здорово, ничего не скажешь. Это вам не роза на лапу Азора, это умно и весело, и, главное, попадает в точку. Так что, пока есть время, заказывайте, покупайте, цитируйте.

Александр Етоев:
Обзор книжек митьковского издательства КРАСНЫЙ МАТРОС



Без конца и без начала

Михаил Медведев к проблеме словесных игр в книге подходит глобально; на мелочи, вроде шрифтовых конструкций на полях или вставных разворотах, он не разменивается. Поворачивая боком книгу Авалиани, чтобы после десятка "правильно" набранных стихотворений прочесть очередной листовертень, все же чувствуешь, что совершаешь некое насилие над книжной формой. У книги Медведева правильного положения нет и быть не может: каждая ее страница должна быть прочитана слева, справа, сверху и снизу. К тому же все эти понятия совершенно условны, так как первая и последняя стороны обложки совершенно одинаковы, стало быть, ни первыми, ни последними не являются. Самое сложное - не перепутать, с какой стороны вы начали читать; можно было бы, скажем, каждый разворот читать строго по часовой стрелке, но и так тоже не выходит: осью симметрии для своих палиндромов Медведев делает не только центр разворота, но и обрез страницы, так что читатель на каждом втором (четвертом) повороте книги неизбежно вылетает на страницу следующую (она же предыдущая)... В словесном описании эта конструкция выглядит как издевательство над читателем; при чтении же она оказывается до такой степени органичной, что кажется, наоборот, странным - почему все издатели палиндромов до сих пор с унылым прилежанием пытались впихнуть симметричную литературную форму в принципиально асимметричную форму книжную; почему, будучи столь свободными в обращении со словом произнесенным, написанным и даже нарисованным, они впадают в священный трепет перед словом изданным; почему, наоборот, дизайнеры, вполне способные веселиться, например, в рекламном жанре, становятся столь убийственно серьезны перед жанром поэтическим.

Книга Михаила Медведева, объединившего в своем лице поэта, дизайнера и издателя, как раз и служит доказательством, что играть всем вместе - гораздо веселее.

из статьи Елены Герчук "Урок чистописания. Правила игры и способы их несоблюдения"
"Ex libris НГ", 29.03.2001



СОКРАТ И КЛОП

Поэт, пишущий палиндромы, заслуживает уважения хотя бы потому, что он не позволяет ржаветь и жиреть своим мозгам. Несмотря на то, что автор ставит перед собой игровую шахматную задачу, где многие ходы вполне предсказуемы, эта форма словесного искусства никогда не перестанет интересовать и удивлять подготовленного читателя.

На мой взгляд, самый удачный палиндром в русской поэзии двадцатого века принадлежит перу композитора Сергея Прокофьева: "Леша на полке клопа нашел". Михаил Медведев в своих палиндромических экспериментах также пытается выразить визуальную и звуковую пластику словесной игры. Он конструирует, рифмует, ритмически организует тексты, каждый из которых представляет собой законченную музыкальную фразу: "Там - Сократ, стар, космат..." В переводе с греческого "палиндром" означает "бегущий назад". И пусть "Атака заката" - это антология одного приема, но лучше "бежать назад", чем топтаться на месте.

Герман ГЕЦЕВИЧ
"Книжное Обозрение" N11, 29.01.О1


Купить в интернет-магазине OZON


Персоны:
  Ссылка из этого текста Александр Етоев
  Ссылка из этого текста Михаил Медведев
  Ссылка из этого текста Михаил Сапего



наша реклама
The Russian Brothers