Это один из логотипов Красного матроса. Нажмите сюда мышкой, чтобы посмотреть весь логотипарий
      ТО "КРАСНЫЙ МАТРОС"
 
     
 
     


  Обложка

 

  Об издательстве

 

  Новости

 

  Книги

 

  Книжные серии

 

  Звуки

 

  Мероприятия

 

  Авторы

 

  Где купить

 

  Ссылки

 

  О сайте

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
"Крюкообразность - мой девиз"     Это издание опубликовано полностью
Крюкообразность

Анатолий "Джордж" Гуницкий. Аквариумные стихи



Составление и подготовка текста:
Светлана Хитун
Михаил Сапего

Иллюстрации: Александр Сохт

Компьютерное обеспечение: Олег Заковрянин
Продюсер: Михаил Сапего

Особая благодарность "Красного Матроса":
Павел Северов (Москва)

68 стр., 2000 г.
ISBN 5-7187-0368-2

Тираж: 500 экз.

"КРАСНЫЙ МАТРОС" - книга двадцать вторая



Анатолий Гуницкий. Крюкообразность - мой девиз.

В "Красном матросе" это вторая книжка Анатолия (или просто Джорджа) Гуницкого, первая была пьесы, а эта уже аквариумные стихи. Аквариумные – это значит, что они эволюционировали в песни, благодаря таланту и темпераменту Бориса Гребенщикова. То есть книжка по сути песенник, ее можно брать с собою в походы, на вечеринки, использовать как текстовую фактуру при обучении игре на гитаре.

Если честно, я даже не знаю, что об этой книжке писать. Классика она и есть классика, это как про Пушкина или Гоголя – ну, в очередной раз напишешь, какие они великие и могучие, какие они паиньки и красавцы, да только кто про это станет читать.

Или прочитают и скажут:

Зачем меня ты надинамил,
Неужто ты забыл о том,
Как мы с тобой в помойной яме
Одним делились косяком?

И ведь действительно не знаешь, что на это ответить.

Александр Етоев:
Обзор книжек митьковского издательства КРАСНЫЙ МАТРОС



Останемся молодыми

Стройные отряды Аквариумофилов и БГлюбов приятно удивил "Красный матрос" Михаила Сапеги, выпустивший в самом начале нового тысячелетия сборник стихов Анатолия Гуницкого "Крюкообразность - мой девиз". В предисловии автор сообщает: "...вам следует иметь в виду, что подзаголовок "аквариумные стихи" появился здесь в высшей степени не случайно. Потому что большая часть представленных тут текстов была почему-то преобразована Борисом в нечто песенное".

Тому, кто не врубается, объяснять бесполезно, что жизнерадостный абсурд Гуницкого, по прозвищу Джордж, стоит, пожалуй, всего сытого московского постмодернизма последних пятнадцати лет. Тексты, ставшие классикой, Джордж сочинял молодым, в семидесятые. Молодости радостно видеть абсурд мира и жить в нем. Это с годами человеку хочется понимания, хочется понять абсурдность своего появления в мире - зачем Создатель обманул жизнью? куда девал друзей и подруг? цепкий ум и крепкое тело? Есть вопросы, но нет ответов. Остается лишь светлая грусть и способность уронить слезу... Странным образом чтение стихов Джорджа выдавило эту скупую и мужскую...

Помню наше знакомство где-то в 74-м году. Я продал Гуницкому, тогдашнему барабанщику "Аквариума", тактовый барабан за восемьдесят, кажется, рублей. Затем - кофе в "Сайгоне", маленький двойной за двадцать восемь копеек. Затем я пытаюсь делать лит. карьеру и тащу Джорджа на собрание литературного объединения при какой-то многотиражке. После собрания лютая пьянка, в конце которой мы сидим неподалеку от гостиницы "Выборгская" на стволе поваленного дерева и многотиражный поэт голосит над нами стихи. После - Рок-клуб и эпопея Перестройки. В начале девяностых - Джинсовый конгресс. Так и закончилось столетие. Так и прошла большая часть жизни. Почему прошла? Куда делась? Снова повисают вопросы без ответов. И так уместно возникает в книге эта строфа:

Когда мы были молоды,
Мы все носили бороды,
Мы все растили волосы
И пели ясным голосом.
Теперь другой расклад,
Дороги нет назад...

Волосы стали жиже, зато бороды гуще. И бес в ребро, который бередит вопросами, требует и негодует. Заглушить его настойчивый басок можно, если повторить с десяток раз текст Джорджа:

Друзья, давайте все умрем.
К чему нам жизни трепетанье?
Уж лучше гроба громыханье
И смерти черный водоем.
Друзья, давайте будем жить
И склизских бабочек душить,
Всем остальным дадим по роже,
Ведь жизнь и смерть -
одно и то же...

И заткнется бес. И возрадуется ум и совесть. А рассвет снова придет весенним и лазоревым. И шпили города загорятся над нами молодым золотом. И остановится время, потому что воскреснет Брежнев. И в его благостном застое мы останемся юными вечно.

Владимир Рекшан
"Вечерний Петербург" - Библиотека "Этажерки"




Крюкообразный

Все поп-исполнители демонстративно дружат между собой, время от времени устраивают коллективные концерты и попарно поют о своей дружбе. А вот рокеры на первый взгляд друг друга недолюбливают - не упускают случая подколоть в интервью. Если же музыкант покинул группу, то жди разоблачительной книги. Гаккель разоблачает Гребенщикова и "Аквариум", Tpoeгубов - Григоряна и "Крематорий"...

Анатолий Гуницкий, известный под именем Джордж, решительно разрушает стройные выкладки, приведенные выше. Он - без всякой натяжки - стоял у истоков группы "Аквариум", был ее первым перкуссионистом и ударником, когда еще никого, кроме него и гитариста Гребенщикова, в коллективе не было. На его тексты написана добрая половина альбома "Треугольник", признанного классикой русской самопальной звукозаписи. Вот бы кому гордиться своей ролью в искусстве и точить зуб на БГ, от которого вряд ли регулярно поступают перечисления за использование текстов. Отнюдь... Никаких обид нет. Особых иллюзий по поводу своей музыкантской карьеры Гуницкий никогда не строил - играл на перкуссии, потому что казалось, что это проще, чем на чем бы то ни было. А когда в подпольной студии Андрея Тропилло еще только записывался альбом "Треугольник", Джордж из неформальной музыки перешел в неформальный театр, что в те годы в Питере практически соприкасалось. Видно, крюкообразность действительно стала его девизом - добираясь к высшему смыслу через нелепицу, он писал пьесы для театра абсурда. Сейчас они идут на разных сценах. А сотрудничество с Гребенщиковым прервалось, но не прекратилось: песни на стихи Гуницкого, такие же абсурдные, как, и пьесы, вошли во многие номерные альбомы "Аквариума", исполнялись и исполняются на концертах. В прошлом году Борис Гребенщиков, призвав на помощь Вячеслава Бутусова, Максима Леонидова, Александра Васильева ("Сплин"), Чижа и Настю Полеву, записал целый альбом на стихи своего старого друга - "Пятиугольный грех".

Все эти тексты, а вместе с ними и многие другие - пока еще не ставшие песнями - собраны в элегантном, как все, что выпускает "митек" Михаил Сапего, сборничке. Тем, кто тщетно пытался воспринять словесные извороты Гуницкого на слух, эта книга дает уникальную возможность прочесть их глазами и убедиться, что все равно ничего не понятно. Кстати, может быть, именно пристрастие к абсурду - эта самая крюкообразность - и помогает Джорджу не уподобляться всем прочим и не ругать своих друзей.

Андрей Щербак-Жуков


Купить в интернет-магазине OZON


Книги:
  "Крюкообразность - мой девиз" "Берег слова"
Персоны:
  Ссылка из этого текста Александр Етоев
  Ссылка из этого текста Анатолий "Джордж" Гуницкий
  Ссылка из этого текста Борис Гребенщиков
  Ссылка из этого текста Владимир Рекшан
  Ссылка из этого текста Михаил Сапего
Дополнительные ссылки:
  "Крюкообразность - мой девиз" Михаил Сапего: "Наше дело правое"
  Ссылка из этого текста О сайте



наша реклама
Наташа Четверикова