Это один из логотипов Красного матроса. Нажмите сюда мышкой, чтобы посмотреть весь логотипарий
      ТО "КРАСНЫЙ МАТРОС"
 
     
 
     


  Обложка

 

  Об издательстве

 

  Новости

 

  Книги

 

  Книжные серии

 

  Звуки

 

  Мероприятия

 

  Авторы

 

  Где купить

 

  Ссылки

 

  О сайте

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
"Митьковские пляски"
obl.jpeg

Владимир Шинкарев.
Краткое руководство для хореографических кружков художественной самодеятельности

Идея проекта - Михаил Сапего.

Авторы проекта
Владимир Шинкарев
Михаил Сапего
Юрий Молодковец

Фото
Юрий Молодковец

Дизайн
Владимир Шинкарев

Предпечатная подготовка
"Tabula Rasa"

"Красный матрос" благодарит
Ирину Васильеву
Дмитрия Дроздецкого (Митрича)

Особая благодарность "Красного Матроса" фирме "Иприс" и Алексею Кучинскому, дружеское участие которого ускорило выход этой книги

Общая хореография - Михаил Сапего

90 стр., фото.

ISBN 5-7187-0529-1

"Красный матрос" - книга семидесятая




"Митьковские пляски"

"Митьковские пляски" - так называется книга Владимира Шинкарева, вышедшая в питерском издательстве "Красный матрос" с подзаголовком: "Краткое руководство для хореографических кружков художественной самодеятельности".

Собственно, художник Владимир Шинкарев и придумал "митьков", о чем напоминает на первой странице своей новой книги: "23 сентября 1984 года, дежуря в котельной, я написал первую часть книги "Митьки", где описал гипотетическое, т.е. в реальности (еще) не существовавшее массовое молодежное движение. С этого книга и начинается: "Участников движения предлагаю назвать митьками и т.д."...".

Митьки с тех пор из гипотетических превратились во вполне реальное движение ленинградско-петербургских художников и примкнувших к ним литераторов и музыкантов, и, несмотря на постигшую их в определенный период всенародную славу, до сих пор остаются, прежде всего, кругом друзей, объединенных общей, что ли, философией жизни. Вполне по-русски и скорее внешне пофигистической, но от того еще более симпатичной. За что митьков любят? Шинкарев отвечает: "За то, что они братки, товарищи дорогие, домен и община, воплощение идеи о безусловном товариществе, взаимопомощи и взаимовыручке, когда интересно жить "за други своя", а неинтересно оттяпать себе в обход товарищей каких-либо благ - денег, славы, мастерских, выставок: да без всяких раздумий откажется митек от участия в престижной выставке, если не приглашены его товарищи".

Но это всё о митьках, а что же пляски, которым посвящена книга? Сначала Шинкарев подводит под них серьезную культурологическую базу, с привлечением разных источников - вплоть до трудов Карла Поппера, фон Хайека или Конрада Лоренца, останавливается на бытовании танца в обществах открытых и закрытых (в терминологии Поппера), современных и архаичных. "До сих пор, - говорит Шинкарев, - в племенах аборигенов вместо вопроса "Из какого ты племени?" спрашивают: "Какой танец ты исполняешь?" То есть получается, танец - центральный пункт идентичности человека". Вот. Ну а после теоретической части идет "Описание движений митьковской пляски": притопы, ходы, елочка, припадание, припадание на каблук, веревочки, ковырялочки, ползунки, - и что все эти фигуры и па означают.

В качестве исполнителей митьтковских плясок, моделей для фотографий, проиллюстрировавших книгу, выступили, естественно, сами митьки: Андрей Вершинин, Михаил Сапего, Виктор Тихомиров, Дмитрий Шагин, Александр Флоренский и, конечно, автор - Владимир Шинкарев.

Итак, "Митьковские пляски" - читайте и пляшите с Владимиром Шинкаревым.

Статья с сайта радиокомпании Маяк




МИТЬКОВСКИЕ ПЛЯСКИ
Апофеоз ковырялочки с притопом

В издательстве "Красный матрос" выходит долгожданный четвертый том полного собрания сочинений зачинателя митьковства Владимира Шинкарева. "НГ-EL" печатает фрагмент из новой книги писателя с интригующим подзаголовком "Краткое руководство для хореографических кружков художественной самодеятельности".

Танцует <a href=/km/persons/shinkarev>Владимир Шинкарев</a>.
Иллюстрация из книги

Недалекие истолкователи

Ни для кого уже не секрет, что танцы, а точнее, пляски являются наиболее широко распространенным видом творчества у митьков; это бесспорно. Спорны истолкования феномена митьковской пляски.

Недалекие недоброжелатели митьков поговаривают, что митьки научились плясать для телевидения. Раньше, мол, митьки привлекали средства массовой информации пересказом книги "Митьки" и изображением из себя ее персонажей - да уже всю пересказали. Картины свои показывать по телевидению не удалось, неинтересны телевидению картины. Вот и пришлось научиться выплясывать.

Недалекие доброжелатели, со справедливым возмущением отвергая корыстный характер пляски, обращают внимание на ее элементарную полезность: любой танец, а митьковский особенно, сжигает в организме более 500 килокалорий в час, помогает сохранять бодрость и юношеский задор. Отсюда подтянутый внешний вид и, не побоюсь сказать, данные спортсмена-разрядника.

Оба эти мнения выдвигают в качестве объяснения феномена митьковской пляски утилитарные соображения, по определению природе митька не то чтобы чуждые, но безразличные: вот и все возражения. Уж куда ближе к истине подчеркнуто неутилитарное истолкование: отчего ж не сплясать веселым людям?

Настоящее объяснение феномена лежит глубоко. В самой сердцевине смысла движения митьков.

Поистине дух захватывает глядеть на митька, пустившегося вприсядку или зашедшегося в "ковырялочке с притопом". Как у Пушкина:

И вдруг прыжок, и вдруг
летит,
Летит, как пух от уст Эола;
То стан совьет, то разовьет
И быстрой ножкой
ножку бьет.

Необходимое предуведомление

Небольшое отступление: ложные истолкования не обязательно следствие недалекого ума, но часто следствие доверчивости. Меня поразило такое объяснение феномена митьковского танца: это инициатива низовых и региональных организаций митьков, странно интерпретировавших следующий отрывок из 8-й части "Митьков": "Заратустра, как известно, избавлялся от духа тяжести танцуя. Митьки избавляются от пороков танцуя - они пародируют и утрируют пороки, доводя их до абсурда и т.д.". Отсюда низовые митьки сделали вывод, что раз сказано танцевать - значит надо танцевать. Русский читатель (и американский, кстати) необыкновенно доверчив и склонен художественный вымысел принимать за факт, о чем с горькой тревогой предупреждали Розанов ("...нет никакого сомнения, что Россию погубила литература"), Чехов ("...мир литературных образов условен, и его ни в коем случае нельзя использовать как описание реальной жизни...), да многие. С русским читателем следует быть ответственнее. Француз прочитает, к примеру, маркиза де Сада, ухмыльнется дико и пойдет дальше. А у русского читателя чердак поедет: вон оно как умные-то люди, оказывается... Русский читатель принимает им прочитанное не за частный художественный вымысел безумного "божественного маркиза", а за некий ужасный факт, сообщатель которого, собственно, не важен.

Танцует <a href=/km/persons/a_florenskiy>Александр Флоренский</a>. Иллюстрация из книги

Еще пример: однажды на открытие моей выставки приехало телевидение. Корреспондентка взяла в руки микрофон, приятно улыбнулась и задала вопрос: когда и откуда появились митьки? Я монотонно отбарабанил, что 23 сентября 1984 года, дежуря в котельной, я написал первую часть книги "Митьки", где описал гипотетическое, в действительности (еще) не существующее массовое молодежное движение. Книга с этого и начинается: "Участников движения предлагаю называть митьками" и т.д. Вечером включаю телевизор и вижу, как я мрачно что-то вкручиваю корреспондентке, у той вид радостного понимания. Звуковым сопровождением этому зрительному ряду служит исполненный светлой грусти закадровый голос этой самой корреспондентки: "Никто не знает, и теперь, наверное, уже никогда не узнает, откуда и когда появились митьки..."

Правда о митьках

Так вот, памятуя о страшной доверчивости читателя, на этот раз я изложу только голые факты, без всяких художественных двусмысленностей и описаний природы. А факт вот он: митьки вовсе не среднестатистический срез нашего общества, как они декларируют в каждом интервью. Да и за что любить среднестатистический срез? Положа руку на сердце: мало кто его любит. Разве возможны у митьков процессы, происходящие в этом срезе, например, немыслимо быстрое и необоснованное обогащение меньшинства? Приходится признать, что митьки - это уже не срез общества, это уже идеальная Россия. За это любят митьков? За то, что они братки, товарищи дорогие, домен и община, воплощение идеи о безусловном товариществе, взаимопомощи и взаимовыручке, когда интересно жить "за други своя", а неинтересно оттяпать себе в обход товарищей каких-либо благ - денег, славы, мастерских, выставок: да без всяких раздумий откажется митек от участия в престижной выставке, если не приглашены его товарищи. Было бы абсурдно предположить, что ему интереснее идти в будущее одному, расталкивая менее поворотливых.

Кого возьмут в будущее

Всех ли, как думают митьки? По-разному бывает. Есть мнение, что в будущее возьмут не всех, а только особо нажористых. Чтобы не быть голословным, а излагать, как я обещал, голые факты, придется прибегнуть к обильному цитированию. По общепринятой ныне терминологии Карла Поппера, общества подразделяются только на два типа: открытые и закрытые. Одна "из важнейших характеристик открытого общества - конкуренция за статус его членов" (К.Поппер), так как все в будущее не влезут, не поместятся. Закрытое же общество "в его лучших образцах можно сравнить с организмом" (К.Поппер), где, например, левая нога не конкурирует за статус с правым ухом, а живет себе как живется.

Нужно ли упоминать, что открытые общества, где общественным императивом является конкуренция, - передовые, а закрытые, где общественным императивом является взаимопомощь и взаимодополнение, - традиционные и отсталые. И дети малые научены, что открытое общество свободно, а закрытое - тоталитарно, затурканно и бесправно. От чего умер Пушкин, как писал классик (под классиком здесь и далее, и всегда у меня имеется в виду Венедикт Ерофеев), этого они не знают (и, добавим, теперь, наверное, уже никогда не узнают...), а про нажористость открытого общества они усвоили с той секунды, как впервые увидели телевизор. (Заметим, что тоталитарность закрытого общества действительно имеет место - в случае, если объединение членов происходит недобровольно, какой уж тут организм, какая взаимопомощь...)

Еще разок, другими словами: в основании открытого общества лежит та идея, что "хотя блага этой жизни могут быть увеличены благодаря взаимной помощи, они достигаются гораздо успешнее, подавляя других, чем объединяясь с ними". (Томас Гоббс), а современные разработки всякую сентиментальность отбросили: "Для существования либерального общества необходимо, чтобы люди освободились от некоторых природных инстинктов, в частности инстинктов солидарности и сострадания" (Фридрих фон Хайек).

Однако есть еще вполне современные мыслители, считающие инстинкт взаимопомощи "вершиной эволюции человека" (Петр Кропоткин) и с сомнением относящиеся к принципу конкуренции: "...существует обширный ряд доказанных случаев, когда конкуренция между себе подобными, то есть внутривидовой отбор, вызывала крайне неблагоприятную ситуацию... только конкуренция, а не естественная необходимость, заставляет нас работать в ритме, ведущем к инфаркту и нервному срыву. В этом видно, насколько глупа лихорадочная суета западной цивилизации" (Конрад Лоренц). Мой любимый Г.К. Честертон, описывая открытое общество, по существу, перефразирует фон Хайека, но звучит это несколько обидно: "Умен там тот, кто жесток, но даже дурак лучше умного, если достаточно подл".

Неприятие конкуренции членами закрытого общества кажется передовому наблюдателю комичным: "Насколько глубоко могут быть укоренены в сознании установки, совершенно отличные от установок западного мира, показывают недавние наблюдения в Новой Гвинее. Эти аборигены научились у миссионеров играть в футбол, но вместо того, чтобы добиваться победы одной из команд, они продолжают играть до того момента, когда число побед и поражений сравняется. Игра не кончается, как у нас, когда определяется победитель, а кончается, когда с полной уверенностью показано, что нет проигравшего.

...Важно отметить, что почти во всех абсолютно обществах, называемых примитивными, немыслима сама идея принятия решения большинством голосов, поскольку социальная консолидация и доброе взаимопонимание между членами группы считаются более важными, чем любая новация. Поэтому принимаются лишь единодушные решения" (К. Леви-Стросс).

Кстати, если аборигены открытого общества сыграют в футбол столь же последовательно, строго придерживаясь установок своего общества, - победителя тоже не будет.

Когда каждый из игроков заинтересован только в личном успехе, дать пас товарищу по команде будет такой же грубой ошибкой, как отдать мяч противнику; чтобы хоть немного продвинуться от центра поля к воротам, игрок должен единолично обыграть всех остальных, имеющихся на поле, чужих и своих, двадцать одного человека. Что маловероятно.

Следует упомянуть, что закрытое, традиционное общество в целом не так уж, извиняюсь, неконкурентоспособно. Когда одно из монгольских племен приняло Ясу - свод законов Чингисхана, парадигмой которого был принцип взаимопомощи, - оно в течение жизни одного поколения всему миру "встань, хряк" устроило.

Россия, основой которой была община, много столетий развивалась вполне успешно.

И, наконец, митьки, модель и ядро традиционного общества, никого не хотят победить. И этим они завоюют мир.

Пляски закрытого общества

В закрытом обществе пляшут много и упорно. Древний историк (Рашид-ад-Дин) описывает танец поколения Чингисхана: "Так пляшут, что выбоины образуются по бедро, а кучи пыли по колено".

В первых человеческих общинах танец был, возможно, главной составляющей общественной жизни и уж, конечно, важнейшим из искусств.

До сих пор в племенах аборигенов вместо вопроса "Из какого ты племени?" спрашивают: "Какой танец ты исполняешь?" То есть получается, танец - центральный пункт идентичности человека. Не "Ты откуда будешь?", не "Во что веруешь?", не "Сколько у тебя денег?", а "Какой танец ты исполняешь?".

После этого не удивляешься, что в индуизме, наиболее развитой традиционной метафизической системе, танец - способ создания, а возможно, и причина мира - бог Шива танцуя создал из хаоса Вселенную.

В архаическом танце мы видим единство биологического, психологического, социокультурного и философско-культурного аспектов, а проще говоря, наши предки танцевали, когда хотели слиться с природой, энергетически подпитаться от нее, испытать полноту и естественность жизни, и в то же время танец - способ сонастройки членов племени, объединение и вдохновление их на достижение общей цели, и, наконец, в танце посредством движений исполнитель рассказывает об основах мироздания.

В заключение, хоть и не люблю я мудреные речи, приведу обширную цитату из Максимилиана Волошина, который, несмотря на свое эстетство и кашу в голове, воистину предвидел появление феномена митьковской пляски, синтеза канона и импровизации, архаичного и современного: "Танец - самое высокое и самое древнее из искусств. Оно выше музыки, оно выше поэзии, потому что в танце вне посредства слова и вне посредства инструмента человек сам становится инструментом, песнью и творцом...

Танец - это искусство всенародное. Пока мы лишь зрители танца - танец еще не приобрел своего культурного, очистительного значения. Это не то искусство, которым можно любоваться со стороны: надо быть им захваченным, надо самим творить его. Римляне лишь смотрели на танцы; эллины танцевали сами - вот разница двух культур: солдатской и художественной. Первая создает балет, вторая - очистительное таинство".

Да, верно, культура митьков не создает балет. Танец митьков - не форма элитного искусства, а выражение сокровенного в человеке. Может, иной митек пляшет и хуже Барышникова (о чем еще сильно поспорить можно!), но ни один митек за свою пляску денег, слава Богу, не получил! И не получит!

Искусство открытого общества

Вопрос "Какой танец ты танцуешь?" можно перефразировать: "Каков канон твоего танца?". (Я тут упомянул про синтез канона и импровизации в митьковской пляске - замечу, что без синтеза эти два необходимых компонента и нежизнеспособны. Канон без импровизации не материализует бессознательные стороны личности, а импровизация без канона вообще не танец, а спонтанные движения, лишенные магического и космологического характера.)

Однако в открытом обществе вопрос начинает утрачивать свой смысл. Серьезное искусство открытого общества отказалось от канона, от структуры и формы, оно освободилось от многих несвобод (см. выше рекомендацию фон Хайека по освобождению от остатков несвобод).

Я пишу краткое руководство для хореографических кружков художественной самодеятельности, а не полемическую статью, я ничего обидного про свободное искусство открытого общества сказать не хочу, я к нему со всей душой. Поэтому извиняюсь, если нижеследующая метафора покажется обидной:

"Функция всех структур - сохранять форму и служить опорой - требует, по определению, в известной мере пожертвовать свободой. Можно привести такой пример: червяк может согнуть свое тело в любом месте, где пожелает, в то время как мы, люди, можем совершать движения только в суставах. Но мы можем выпрямиться, встать на ноги - а червяк не может" (Конрад Лоренц).

Зато червяк может саму способность встать на ноги объявить несерьезным делом и дорогой к рабству.

Трагичны, но справедливы комментарии к этой ситуации крупного исследователя культуры открытого общества Дмитрия Александровича Пригова. В серии статей и интервью он описывает такое положение вещей:

1. Высокая культура и высокие идеи в обществе непосредственно зависят от его характера, а оно в открытом обществе рыночное ("...все высокие идеи и утопии переместились в новые нынешние слои и эоны культуры, т.е. в нынешние рынок и масскультуру").

2. Высокая культура и высокие идеи приватизированы рынком и масскультурой, и вот тут не совсем понятно: то ли серьезным художникам теперь считается западло с высокой культурой связываться, то ли они права не имеют чужую приватизированную вещь трогать ("...Объявление или обнаружение этих идей и утопий в произведениях искусства ныне моментально определяет их как произведение масскультуры, независимо от личных мотивов и иллюзий автора... Как только серьезный художник начинает высказывать что-то высокое, он выпадает в зону поп или Голливуда... как только обнаружены высокие идеи и социокультурные утопии - это уже не серьезное искусство").

3. Серьезным художникам теперь позволено заниматься только всякой... (...серьезная культура работает с некими сложноследующими друг за другом саморефлектирующими операциями, порождая столь нынче популярные симулякры, смысло- и агрегатоподобия массискусства").

И если кто-то из этого говнища высунет голову и возопит: "К идеалу!", то на него смеются и пальцем показывают.

Просто не хочется уже никаким искусством заниматься. Так митьки, художники общего профиля, базовым искусством которых была живопись, выбрали базовым искусством "самое высокое и самое древнее из искусств", пляску. Ведь до плясок "серьезные художники" еще не добрались, пляшет только молодежь на дискотеках.

Пляски открытого общества

Один грамотный, но пессимистически настроенный мастер исполнения "ковырялочки с притопом" повадился ходить на дискотеки наблюдать, как под рэп танцует молодежь.

- Что ты испытываешь там? - спросил я его.

- Американский этнолог Кольер так пишет про это: "Индейский вождь в резервации испытывает горечь более глубокую, чем воображение может вместить; горечь человека, с полной ясностью видящего разрушение своего мира презренными врагами, которым нет числа".

- Заковыристо ты объясняешь, прямо как индейский вождь... Как же называется танец, на который так горько глядеть?

- Никак не называется; говорят про себя: рейверы или колбасеры или танцую под рэп. Отличают друг друга только по предпочтению того или иного наркотика. В основном нажрутся спида и колбасят.

- А пробовал ты с ними сплясать ковырялочку с притопом?

- Пробовал.

- Проняло их?

- Смеются, пальцем показывают. Острят по Фрейду.

- Это как же: приводят фрейдистские толкования ковырялочки с притопом?

- Нет, у Фрейда описан их сорт остроумия: "Остроты служат оружием атаки на великое, достойное и могущественное, внешне и внутренне защищенное от открытого пренебрежения им".

- Ну, стало быть, их культурная доминанта другая, предпочитают рэп, американскую культуру. Верно сказал Збигнев Бжезинский, не понаслышке знающий, в чем тут дело: "В области культуры, несмотря на ее некую примитивность, Америка пользуется беспрецедентной притягательностью". Ну, такая культура: рэп, "Техасская резня бензопилой"...

- Пронять их ковырялочкой с притопом! О чем ты говоришь?!! Светлый наш гений, Михаил Ларионов, большую часть жизни проживший на Западе, предупреждал на старости лет: "Запад потерял аппарат особой человеческой чувствительности, благодаря которому можно воспринимать многие ощущения, что заставляет западных людей не понимать и оставаться совершенно холодными перед изумительными явлениями артистическими, происходящими перед их глазами..." Но даже и западная, даже и американская культура недоступна этим рейверам и колбасерам: Леви-Стросс неоднократно указывал, что попытка скопировать привлекательные черты иной цивилизации и перенести их на свою почву обычно кончаются хаосом и разрушением собственных структур! Ибо даже в самом лучшем с лучае на свою почву переносятся лишь верхушечные, нежизнеспособные плоды имитируемой цивилизации!

Тяжелый разговор с этим глубоко пессимистически настроенным мастером ковырялочки с притопом показателен. В таких разговорах мы видим, как невладение принципом "митьки никого не хотят победить" приводит здорового, грамотного и трезво мыслящего человека к мазохизму и последовательному унынию.

Да не все, не все только под рэп танцуют! Не разучился еще аргентинец танцевать танго, а лезгин - лезгинку. И сейчас вопрос "Какой танец ты танцуешь?" скажет о человеке все, чужеродные телодвижения не могут быть спонтанными. Самый частый ответ "Ничего не танцую" означает, что перед нами физический или неврологический инвалид, ответ "Танцую ковырялочку с притопом" означает, что данный субъект здоров и сумел сохранить этнокультурную доминанту. Да много ответов мы можем получить: от пассеистского "Хороводы вожу" до гедонистического "Топчусь в обнимку с бабой".

Пусть всяк танцует как хочет, перефразируем все того же классика: нет ложных танцев, надо уважать всякие танцы.

Пусть глобалист танцует свой рэп, а поляк - полонез, "пусть подавится Италия своим дурацким бельканто, пусть!..".

А мы, повторяю, займемся ковырялочкой с притопом.

Печатается в сокращении.

* Под классиком здесь, и далее, и всегда у меня имеется в виду Венедикт Ерофеев

ExLibris


Купить в интернет-магазине Свои книги


Книги:
  Ссылка из этого текста "Митьки"
Персоны:
  Ссылка из этого текста Александр Флоренский
  Ссылка из этого текста Андрей Вершинин
  Ссылка из этого текста Виктор Тихомиров
  Ссылка из этого текста Владимир Шинкарев
  Ссылка из этого текста Дмитрий "Митрич" Дроздецкий
  Ссылка из этого текста Дмитрий Шагин
  Ссылка из этого текста Ира Васильева
  Ссылка из этого текста Михаил Сапего
  Ссылка из этого текста Юрий Молодковец
Дополнительные ссылки:
  "Митьковские пляски" Михаил Сапего: "Не грузить, не занудствовать, не учить"



наша реклама
Белобров-Попов